Все довольны кроме мамы (РАССКАЗ)

Произошла эта история прошлым летом. Семья наша состоит из двух человек — меня, студента окончившего первый курс института и мамы, стройной, не смотря на прошедшую беременность, высокой (почти 180 см), красивой 39 летней женщины, с достаточно пышными формами и длинными, почти до пояса рыжеватыми волосами, чаще всего стянутыми в длинный хвостик. Мама работает в крупном агентстве недвижимости, занимающимся загородными коттеджами и целыми днями носится на своем шевроле по всей области. Зарабатывает она вполне прилично, так чтобы я не задумывался о том сколько стоят цветы для девушки, хватит ли мне денег чтобы сводить ее в кафе, купить в подарок какую-нибудь безделушку и проводить ее к ней домой на такси. Так что вниманием противоположного пола я не был обделен и имел некоторый опыт общения с ним.
Незадолго до начала этой истории умерла двоюродная сестра нашей бабушки и оставила нам, среди всего прочего, небольшой домик в деревне в Киевской области, недалеко от Днепра, расположенный буквально в ста метрах от берега одноименной реки. И вот в начале августа у мамы выдалась пара свободных недель и мы решили посетить свое новое «поместье». Выехав из Киева в районе полудня, мы уже к шести часам подъехали к нашему домику, стоявшему самым первым на улице. С одной стороны дома буквально в пятидесяти метрах начинался перелесок, а с другой стороны был чей-то огород, в котором копалась какая-то женщина неопределенного возраста, в замызганном длинном халате и платке в горошек, прикрывавшем голову от солнца.
Пока мы выгружали вещи, вешали между сосенками, растущими на запущенном участке, гамаки, я время от времени ловил на себе заинтересованные взгляды соседки, но они мне были до лампочки и я не обращал на нее никакого внимания.
На следующее утро, когда только-только начинало светать я отправился на берег реки посидеть с удочкой и попробовать поймать хоть что-нибудь. Клев был отменный и я вернулся домой только в начале двенадцатого и застал маму беседующую с какой-то женщиной, на вид лет тридцати-тридцати пяти, красивой той природной украинской красотой, которую еще можно встретить в глубинке. Чуть пониже мамы, черноволосая, чернобровая, с правильными красивыми чертами лица, не тронутого косметикой, ладной фигуркой с почти идеальными пропорциями. Если ее отдать на пару часов в руки опытного визажиста, то все «идолицы» красоты, мелькающие в телевизоре, упадут и тихо по-пластунски уползут в темноту. Из-за жары на ней был одет только купальник, подчеркивающий красивую грудь третьего-третьего с половиной размера.

— Андрей, сказала мама, это Светлана, наша соседка, она работает на молочной ферме и любезно согласилась снабжать нас парным молоком. Светлана, как-то смущенно поздоровалась и быстро отошла от забора, натянула на голову какую-то элегантную панамку, защищающую от палящего солнца и вновь занялась огородом. А я не мог оторвать взгляда от ее ладной фигурки, и это — тоже, что было на огороде вчера?
— Кончай смотреть на Свету, ты на ней скоро дырку протрешь, сказала мама, пошли завтракать, а то у тебя штаны бугром встали, вот-вот порвутся (мама, когда хотела могла быть очень циничной). У нее, между прочим, есть муж, который сейчас в Сибири на заработках.
После завтрака мы пошли на реку загорать и купаться, а к вечеру расположились в гамаках, каждый со своим ноутбуком смотреть накаченные из интернета фильмы (мама — очередной слезливый сериал, а я какой-то боевичок).
По такому расписанию прошли три дня, в эти дни я почти не видел Свету и говорил с ней в общей сложности минут пятнадцать. На четвертый день утром маме позвонили с работы и попросили приехать в город на два-три дня для проведения какой-то крупной сделки. Возвращаться в город с мамой я отказался, сказав, что переживу эти дни и без ее готовки. Мама быстро собралась, села в машину и уехала, пообещав вернуться через двое суток.
Весь день я провел на реке, а вечером, как обычно расположился в гамаке, собираясь посмотреть очередной фильм. Но тут к забору подошла Света и попросила меня «на секундочку» зайти к ней и помочь передвинуть какую-то мебель. Я с радостью согласился и мы вошли к ней в дом.
— Что надо передвинуть? Спросил я.
Света загадочно улыбнулась и сказала:
— Передвигать ничего не надо, надо вдвигать и выдвигать!
— Что?
— То самое, что есть у тебя, и чего я лишена уже почти год (как я потом узнал, ее муж тракторист записался на работу на шесть месяцев вахтовым методом на какую-то большую стройку, но из-за короновируса смены не было и их уговорили остаться на второй срок). С этими словами она одним движением сняла через голову халатик под которым ничего не было и предстала перед мной в обнаженном виде.
От растерянности, я встал как вкопанный, и тогда Света сама подошла ко мне, стянула через голову футболку, резко стянула тренировочные штаны вместе с трусами, встала на колени и забрала мой член в свой прелестный ротик. Она делала минет неумело, но очень старательно, да и без него мой член почти мгновенно вытянулся на всю длину.
— Ну вот, сказала Света, твой аппарат готов к использованию, можешь приступать к выполнению мужских обязанностей. Она сделала два шага к кровати, легла на нее поперек, широко раскинула ноги и моему взору открылась ее бритая киска. Я не стал заставлять звать себя дважды, быстро подошел к ней, сел на колени и присосался губами к ее клитору.
— Ты что делаешь? Почти закричала Света (видимо до меня ее никто не сношал языком), перес…, но договорить она не успела, поскольку я руками раздвинул ее половые губки и стал интенсивно лизать пространство между ними, не забывая рукой поглаживать клитор и все ее слова застряли в горле из которого стали раздаваться все более громкие стоны. Горячие инцест истории на paprikolu.net. Я продолжая быстро работать языком, запустил сначала один, а потом и два пальца в ее вагину и стал сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее двигать ими. Стоны Светы превратились в подвывание, вскоре тело ее пронзила крупная дрожь, она изогнулась и с победным криком кончила мне на лицо.
Не ожидая ни секунды, я встал с колен, пристроился к Свете и сразу на всю длину вогнал свой член в еще не успевшее сомкнуться отверстие киски и стал без раскачки все быстрее и быстрее двигать им. Света ойкнула, потом как-то жалобно пискнула, а затем стала интенсивно подмахивать попкой, стараясь получить член как можно глубже. С губ ее срывались не стоны, а как бы единый длинный вой, лишь изредка прерываемый криками:
— Быстрее! Еще быстрее! Ради бога не останавливайся! Я хочу еще раз кончить!
Но тут уж мне захотелось немного поиграть и когда я почувствовал, что этот момент скоро настанет, я наоборот остановился, вынул член и сказал: — Переворачивайся, и вставай на колени. Команда была выполнена в несколько секунд. Света на кровати встала на колени, чуть раздвинула попку руками, оголив свою киску в которую я тут же ввел член и стал как можно интенсивно работать. Член входил в киску с каким-то громким хлюпающим звуком, лобок стучался о попу Светы, которая вновь стала все громче и громче стала подвывать. Для большего эффекта я ввел средний палец руки в анальное отверстие и стал им работать в такт с движением члена. Света сначала пискнула: — Ты что делаешь? Но потом без всякого перехода продолжила: — Не вынимай, продолжай, мне это нравится. Я подвел Свету к самому моменту когда она должна была кончить и неожиданно несколько раз другой рукой достаточно сильно шлепнул ее по ягодицам. Света взвыла, наверно на всю деревню, и сильнейший оргазм потряс все ее тело, и она вновь бурно кончила. Тут я почувствовал, что скоро кончу и сам и спросил: — Куда можно мне кончить?
Света быстро развернулась, схватила член и запустила его в рот старательно посасывая его и гладя рукой мои яйца. Через несколько секунд я бурно кончил, а Света с видимым удовольствием высосала все до конца, не выпустив из рта ни одной капли.
Потом мы долго лежали обессиленные на кровати не в силах ни пошевелиться, ни даже говорить. Минут через пятнадцать силы начали возвращаться ко мне, я подполз к лежащей с закрытыми глазами Свете и стал посасывать ее упругую грудь. Сосок на груди мгновенно встал торчком, после чего я перешел ко второй груди, а эту стал нежно поглаживать рукой. Света открыла глаза, ее дыхание участилось и она прошептала: — Ну ненасытный! Неужели еще можешь?
И я доказал, что действительно могу, в этот раз взяв Свету медленно, нежно стараясь растянуть удовольствие. Закончили мы в позе наездницы, когда она сидела на мне сверху и сама задавала нужный для нее ритм. Я спросил:
— А ты не боишься, что муж узнает, ведь твои крики были слышны на пол деревни?
— А кто услышит? Справа Ваш пустой дом, слева дом моей двоюродной сестры, она тоже одна, ее муж уехал вместе с моим. Мы с ней дружны, она не проговорится, завидовать будет, но промолчит.
Потом мы обнявшись заснули, а когда я проснулся рядом никого не было, на столе стоял обильный завтрак и лежала записка:
— Дорогой, я ушла на работу, завтракай, гуляй и набирайся сил. Вечером продолжим начатое.
Так я и сделал. Искупался, полежал на пляже, сходил в лес за грибами, которых вокруг было видимо-невидимо и когда стало смеркаться постучался к Свете, а когда вошел — обомлел, за столом сидели двое: Света и другая женщина, чуть помоложе ее, светленькая и тоже очень красивая.
— Знакомься, сказала Света, это моя двоюродная сестра Марина и добавила со смехом,
— Я слишком хорошо подумала о ней, а она шантажистка. Или мы примем ее в свою дружную компанию, или она расскажет мужу о наших подвигах. Так что тебе придется поработать за двоих.
Заняться любовью с двумя такими красивыми женщинами я конечно был не против, сил в девятнадцать лет было достаточно (как я думал) и мы быстро раздевшись юркнули в кровать. Вот тут я понял, что угодить двум дорвавшимся после долгого воздержания женщинам даже в мои годы очень сложно и если бы в моменты перерыва моих возможностей эти две ненасытные натуры не ублажали друг друга методом, открытым мной Свете, то я бы мог и опозориться.
Следующим утром моим ненасытным любовницам идти на работу было не надо и мы долго валялись на кровати и провалялись еще дольше, если бы неожиданно в дом не вошла моя мама, приезда которой мы не услышали. Увидев открывшуюся картину, мама улыбнулась и сказала:
— Не застав тебя дома я так и подумала, что ты можешь быть здесь, но чтобы с двумя сразу, ну ты даешь! Давай одевайся и пошли в домой полдничать, а то я долго ехала и жрать хочу как волк.
Минут через пятнадцать, кода я пришел к себе домой, на столе стояли продукты, привезенные из Киева. Мы быстро поели, ведь я как и мама есть хотел после бурной ночи страшно.
Наевшись, мама стала меня снова подкалывать:
— Господи, на один день оставить кобеля нельзя! Сразу двух любовниц нашел, ну хоть не опозорился?
— Да вроде никто не жаловался, все остались довольны.
И тут мама сказала: — Все довольны, кроме меня, даже завидно.
Раньше я бы только рассмеялся, услышав эту фразу, но за два последних дня тормоза у меня куда-то исчезли и я подумал, а почему бы и нет, ведь мама такая красивая и тоже одинокая женщина. Член у меня в штанах мгновенно встал бугром.
Я подошел к ней в упор и прошептал: — А зачем же завидовать, когда можно сделать даже лучше?
С этими словами я крепко обнял маму и стал целовать ее, но ни как маму, едва касаясь губами ее губ, а как любовницу — жадно, глубоко проникая языком в ее рот. При этом прижимая маму за попу одной из рук, другой я стал гладить мамины бедра, а затем проник между ее ног и стал сквозь тонкие трусики гладить ее клитор и пространство между половыми губками.
Мама попыталась вырваться, шепча:
— Андрей, ты что делаешь? Так же нельзя, я твоя мама.
Но по мере того, как я продолжал гладить ее киску, дыхание мамы учащалось, попытки вырваться прекратились, губы стали отвечать на поцелуи, а потом она прошептала:
— А ладно, видно так было угодно судьбе! Я тоже одинокая женщина, тоже давно без мужика и тоже страшно хочу твой член. Силы надеюсь после бурной ночи у тебя найдутся?
Я быстро стянул с мамы платье, расстегнул бюстгальтер, скинул свою одежду, усадил маму на кровать снял ее трусики и приник к маминому лону. Лизать мамину киску доставляло мне огромное удовольствие, я старательно обрабатывал языком все пространство между губками, стараясь поглубже заводить язык в отверстие киски. Мама откинулась на кровать, ее руки, лежащие вдоль тела вцепились в матрас. Из рта доносились долгие протяжные стоны. Я ввел в киску палец и стал нежно шевелить им. Скоро тело мамы вытянулось в струнку, она охнула и кончила, в этот же момент я ввел в киску свой член и стал медленно и нежно двигать, боясь вводить его слишком глубоко.
Вдруг мама прошептала:
— Андрюша, возьми меня грубо, я так хочу получить по полной программе.
Тогда я перестал стесняться, темп резко усилился, я стал вбивать член на полную глубину, а рукой стал интенсивно мять клитор. Мама взвыла от удовольствия и скоро бы кончила, но я сказал:
— Давай сменим позу. Я хочу взять тебя сзади.

Мама беспрекословно повернулась и встала на колени.
Я быстро чуть раздвинул попу руками, ввел член в киску и стал работать с все более усиливающимся темпом. Мама уже не постанывала, а протяжно взвыла, и чтобы не закричать громко, вцепилась зубами в подушку. Груди ее болтались из стороны в сторону, волосы разметались по подушке, при этом мама пропустила одну руку под себя и стала гладить клитор, а я запустил ей в попку сначала один, затем второй а потом и третий палец. Мама застонала от боли, но не попросила вынуть пальцы, а я все быстрее и быстрее, все глубже и глубже двигал и членом и пальцами, периодически другой рукой не сильно шлепая маму по попке.
Через пару минут оргазм потряс маму, она бурно кончила и в изнеможении упала всем телом на кровать. Я тоже был близок к окончанию, вынул член из маминой киски и чуть-чуть его подрочил и кончил на мамин живот. И тут произошло неожиданное, мама рукой собрала всю сперму с живота и отправила ее в рот, жадно облизав пальцы.
Когда мы немного пришли в себя, мама сказала:
— Послушай, я три дня буду здесь, в эти дни ты только мой! Потом я вынуждена буду снова на пару дней уехать тогда развлекайся со своими великовозрастными подружками. Но потом ты опять только мой. В этот отпуск тебе можно все, но потом мы вновь станем обычной семьей. Я не хочу всю жизнь быть твоей любовницей, найдешь себе хорошую девушку, а мне полученного здесь удовольствия хватит надолго.
Слова мама не сдержала, но это совсем другая история.

Добавить комментарий