Какая же ты пошлая, моя дорогая сестренка! (РАССКАЗ)

Этим вечером я долго не могла уснуть. Время медленно подходило к полуночи, а я все сидела перед компьютером и читала какую-то очередную глупость в социальных сетях. «Интересно, что сейчас делает Миша?» – я посмотрела на закрытую дверь, ведущую в царство хаоса и беспорядка. В комнату моего брата.

Иногда мы вели задушевные разговоры перед сном. Когда у брата было подходящее настроение. А если настроения не было, меня бесцеремонно выталкивали прочь или просто запускали подушкой, едва я пыталась пересечь границу Мишиных владений.

Брат был всего на пару лет младше меня, но в свои 19 уже имел мнение по многим вопросам, мог поддержать, успокоить и вообще, помогал мне справляться с моими тараканами и не сходить с ума.

Из комнаты родителей не доносилось ни звука. «Наверное, уже спят», – подумала я, осторожно прокралась через коридор и чуть приоткрыла дверь брата. В меня ничего не прилетело, значит можно смело входить. Мне повезло: Миша сегодня в благодушном настроении.

В комнате было темно. Что он там делает, в потемках? Миша сидел на кровати, спиной ко мне. Футболки на нем не было. Свет луны проникал сквозь тонкий тюль и едва освещал худенькие мышцы, перекатывающиеся на его спине. Наверное, мне стоило развернуться и покинуть помещение, но что-то меня остановило.

Рискуя получить по шее, я еще больше приоткрыла дверь и протиснулась внутрь. Вдруг я поняла, что свет из моей комнаты падает отблеском на пол прямо Мише под ноги. И он давно понял, что я нарушила его личное пространство.

– Я вижу, тебе тоже не спится. Вот, зашла поболтать, – попыталась оправдать свое проникновение я.

– Садись, раз зашла, – пробормотал брат. Он неловко закутался в одеяло, будто пытался что-то спрятать от меня.

– Если хочешь, можем и завтра поговорить, – меня смущало неловкое напряжение, вдруг возникшее между нами.

– Да нет. Все нормально. Я тут как раз тебя вспоминал.

– Правда? – я удивилась. – А зачем? Почему-то я думала, что парни твоего возраста по ночам думают о своих подружках, а не о сестрах.

– Ты же знаешь, что у меня нет подружки. Надо же мне о ком-то думать, – брат рассмеялся и сдвинулся в сторону, освобождая место рядом с собой. Одеяло он закрутил вокруг себя, будто ему было холодно.

– Вот поэтому и нет. Потому что ты редкостный засранец, – я присела на кровать и шутливо толкнула его в плечо.

– Ты тоже одна. Куда делся твой ухажер? Ты выела ему мозг?

– Нет. Но он тоже оказался засранцем. Лучше я буду одна, чем с таким ухажером.

Миша продолжал кутаться в свое одеяло, хотя его плечо было очень горячим и даже немного лоснилось от пота. И дышал он глубоко и часто. Все понятно! Морковку свою полировал. А я ему помешала. Поэтому он так странно себя ведет. Неожиданно мне захотелось поговорить о чем-нибудь эдаком. Даже не знаю, откуда взялось это глупое желание.

– И как же ты живешь, без подружки? – хитро прищурившись, спросила я.

– В каком смысле?

– В таком. Тебе 19. В твоем возрасте мальчики кидаются на все что движется. А что не движется – они двигают, а потом тоже кидаются.

– Ну а сама-то ты как думаешь? – с сарказмом спросил Миша. И посмотрел на меня с очень странным выражением лица, которое я у него никогда раньше не видела.

– Значит, вот чем ты тут занимаешься в темноте! – я сама удивилась своей смелости и откровенности.

– Может быть…

Даже в сумраке я увидела, как брат покраснел до корней волос.

– Если хочешь, я могу уйти.

– Не нужно. Все нормально. Ты же моя старшая сестра. Можно тебя попросить? – он замялся и еще сильнее закутался в одеяло.

– Конечно, ты же мой младший братик, – улыбнулась я и положила голову ему на плечо.

– Если я скажу тебе, что я делаю, когда у меня нет подружки – ты скажешь мне, что делаешь ты, когда у тебя нет друга?

– Это звучит немного странно, ты не находишь?

– Нет. Ты мне, я тебе. Это будет справедливо.

Я подумала. На самом деле справедливо. К тому же любопытство продолжала одолевать меня все сильнее.

– Хорошо, договорились. И что же ты делаешь, когда у тебя долго нет подружки?

– В основном, дрочу! – ответил брат.

– Да кто бы сомневался! – воскликнула я. – Просто дрочишь? Или о чем-нибудь мечтаешь при этом?

– Думаю. О девушках. И как они делают кое-что с другими девушками.

Я видела, что он смущается все больше и не хотела на него давить.

– Я тоже… Мастурбирую. И думаю обо всех оргазмах, которые когда-либо испытывала.

– Просто думаешь о сексе?

– Ну да.

– А я иногда представляю, как девочка сосет мне член.

Разговор становился все более напряженным. Я ощутила знакомое покалывание между ног, моя возбужденная киска давала о себе знать. Миша тоже напрягся, он явно вспомнил одну из своих фантазий и натянул одеяло еще выше, скрывая под ним свой поднимающийся пенис.

– Это самое интересное. Я думаю, как имею ее прямо в рот.

– О чем ты еще думаешь? – смущение брата придало мне уверенности. Сейчас я чувствовала себя главной в этой комнате и начала немного давить, чтобы узнать все подробности частной жизни этого юного шалуна.

– Не скажу, – Миша положил руки на колени, прикрывая промежность.

– Хочешь узнать секрет? – спросила я Мишу.

Конечно, в обычной ситуации я бы никогда не призналась в этом, но сейчас меня одолела странная тяга к откровенности.

– Один раз, когда я мастурбировала, я представила, что это делаешь ты. Это настолько возбудило меня, оргазм был такой сильный, что я даже закричала! Миша, только никому об этом не говори!

Я увидела, как рука брата скользнула под одеяло и начала легонько двигаться там. Он делал это! Прямо у меня на глазах.

– Ты что, трогаешь себя? – удивилась я.

– Ну, если ты думаешь обо мне, когда дрочишь, почему мне нельзя это делать? – искренне удивился мой брат. – Если тебя это раздражает, можешь отвернуться.

Он опустил голову, но шевеление под одеялом не прекращалось ни на секунду.

«Да что он вообще себе позволяет, маленький наглец!» – мысленно возмутилась я, а моя рука уже протискивалась под резинку коротких домашних шортиков. Стеснение куда-то пропало. Я чувствовала, как возбуждение все сильнее охватывает меня, пальцы раздвинули мягкие губки между ног, и я погрузила их в теплую обильную влагу моей естественной смазки. Читай и смотри порно здесь paprikolu.net Миша повернулся и стал внимательно следить за моими действиями. Его глаза широко распахнулись, а дыхание стало шумным и частым. В моем сознании зародилась одна очень странная, но такая сладкая мысль и я решила пойти еще дальше:

– Знаешь, – тихо прошептала я. Голос отказывался произнести это в полную силу. – Если уж мы завели такой откровенный разговор, почему бы нам не сделать это прямо здесь и сейчас?

– Ч-что ты имеешь в виду? – нервно переспросил Миша. Движение под одеялом прекратилось, словно брата шокировало мое смелое предложение.

– А почему ты прекратил полировать свой огурчик? Продолжай… – сказала я, медленно засовывая пальчик себе в дырочку. В моем голосе появились доминирующие нотки. – Мы не будем прикасаться друг к другу, просто помастурбируем.

– Ну, ладно, – Миша немного подумал и кивнул. – Это звучит не так уж и стремно.

Наши руки снова начали свой неторопливый танец удовольствия. Я слышала, как влажно хлюпает в тишине комнаты моя киска, когда я водила по ней пальчиком. Уверена, Миша тоже это слышал.

– Тебе не холодно без футболки? – спросила я, глядя, как ритмично перекатываются мышцы на его груди.

– Нет, тут тепло.

– Тогда, может быть мне тоже снять свою футболку? – Я понимала, что перехожу все границы дозволенного, но не могла остановиться. Не дожидаясь ответа, я стащила с себя футболку и бросила ее на пол. Соски выступали, как маленькие пули. Одна мысль о том, что мой младший братик дрочит, глядя как колышется перед его лицом моя грудь, заставила их моментально отвердеть.

– Ух ты! Шикарные сиськи! – выдохнул Миша.

Я сжала и покрутила сосок:

– Спасибо. Знаешь, что я сейчас делаю? – мой пальчик продолжал тереть киску, уделяя особое внимание клитору.

– Трогаешь себя? – тихо сказал он, медленно поглаживая свой член.

– Сейчас я трогаю свой клитор. Он такой маленький, но очень твердый. И мне так приятно! Я уже сильно возбудилась. В трусиках совсем мокро…

Я наблюдала за его реакцией. Рука брата начала все более интенсивно работать, уже не скрывая того, что происходило под одеялом.

– А ты, оказывается тот еще извращенец! – рассмеялась я. – Дергаешь свой стручок, в то время как твоя родная сестра говорит тебе всякие пошлости.

Произнося эти слова, я почувствовала новый прилив возбуждения. Стало очень жарко и просто невероятно хорошо.

– Не могу ничего с собой поделать, – шепчет Миша. – Теперь не остановлюсь, пока не кончу.

– Даже не вздумай! Разве ты не хочешь растянуть удовольствие? – теперь я в полной мере ощутила свою власть. Сейчас я была главной в этой комнате и только от моего желания зависело, как быстро мой братик завершит свои мокрые делишки. – Сколько ты сможешь продержаться?

– Не знаю… Я уже почти…

– Тогда убери руку! Перестань трогать себя!

Миша продолжал двигать рукой, и тогда я протянула ладонь и легонько шлепнула его по одеялу. Брат ошеломленно замер, а мне очень понравилось это новое ощущение: контролировать наслаждение другого человека.

– Если ты не будешь слушаться меня, Мишенька, я пойду к себе в комнату и можешь хоть обдрочиться тут в одиночестве. Ты этого хочешь?

– Нет-нет. Не уходи, – в его глазах разливался огонек похоти.

– Хорошо, я останусь. Хочешь кое-что увидеть?

– Но ты же моя сестра! – Миша выглядел смущенным, но возбуждение пересиливало его стеснение.

– Ну и что? Ты же просто посмотришь. Не будешь трогать меня руками.

– Тогда ладно. Покажи! Ну, пожалуйста!

– Ну, если ты так просишь… – я вытащила ладонь из шортиков и встала с кровати. Включила ночник на тумбочке около кровати.

– Я покажу тебе, какая мокрая у меня сейчас киска.

С этими словами я медленно, дразня своего брата, стянула шорты вместе с трусиками. Половые губки опухли от возбуждения, а клитор немного выступал над ними. Приблизившись к Мише, я позволила ему рассмотреть себя.

– Ничего себе! Это так красиво.

– Я рада, что тебе понравилось. Можешь снова начинать дрочить.

Его рука моментально нырнула под одеяло.

– Чувствуешь мой запах? – спросила я, покачивая бедрами в сантиметрах от его лица.

– Нравится, когда я мокрая и возбужденная?

Миша, не отрываясь, смотрел на мою киску. Я немного раздвинула губки в стороны, чтобы ему было лучше видно.

– Ты что, собираешься кончить?

– Да, я уже почти…

– Стой! Не торопись.

Он неохотно вытащил руку, и я мельком заметила, как блестит смазка на его стоящем, багровом, твердом члене.

– Посмотри, что делает твоя распутная сестренка! – я снова засунула пальчик в свою дырочку прямо перед глазами брата.

– Ух, это так возбуждает!

– Нравится? – я немного поиграла с собой, а потом резко выпрямилась и вытерла мокрые пальцы о губы Миши. Он непроизвольно облизнулся, ошарашенно посмотрел на меня. Его рот чуть приоткрылся, и я уже не торопясь вложила туда испачканные смазкой пальчики, а Миша, прикрыв глаза, принялся с наслаждением их посасывать.

– Нравится мой вкус?

– Да, сестренка. Ты очень сладкая, – его рука опять оказалась под одеялом. Миша больше не старался его придерживать, и оно съехало вбок, обнажив на удивление большой агрегат. Я наслаждалась этим невероятным зрелищем. Никогда не думала, что вид мастурбирующего брата так возбудит меня! Очень захотелось рассмотреть поближе этот чудесный орган. Я наклонилась, мое лицо оказалось так близко, что я почувствовала пряный запах мужской смазки.

– Еще, ближе. Подыши на него,– напряженно прошептал брат, ускоряя темп. – Я хочу… кончить.

Я опустилась на колени перед ним и наклонилась так низко, что мои губы почти коснулись головки его члена. Миша продолжал сжимать член рукой и иногда задевал мой рот мокрыми напряженными пальцами. И каждый раз, когда это происходило, он вздрагивал и издавал тихий хриплый стон. Я снова начала ласкать себя, мне тоже захотелось кончить. Прямо сейчас! Мои пальцы плотно прижались к киске, и я начала яростно тереть ее, погружаясь в подступающий прилив удовольствия.

– Да, еще! Продолжай! – громко шептал брат. Время от времени его член касался моих губ и тогда по спине пробегали сладкие мурашки, а тело начинало подрагивать. Наконец он замер, напрягся и несколько раз выстрелил густым белым семенем, попав прямо мне на грудь.

Миша расслабленно вытянулся на кровати и закрыл глаза в блаженной истоме:

– Какая же ты пошлая, моя дорогая сестренка!

– Научилась у своего бесстыжего братика, – ответила я, вытирая теплые потеки с кожи и украдкой пробуя их на вкус. Сладко!

Миша, не открывая глаз, пошарил рукой по кровати, нащупал подушку и швырнул ее в меня:

– А ну брысь из моей комнаты!

Я усмехнулась, поднялась, оделась и покинула чужую территорию. Хотя, мне уже было понятно, что теперь я стану частой и желанной гостьей в стане своего врага. Своего любимого младшего братика.

Добавить комментарий