Семейные традиции (РАССКАЗ)

Был 1891 год. Весна. То время, когда природа только-только начинает оживать и покрывать деревья листвой, а землю – травой. Со стороны не было ничего не обычного. Все тот же скучный мир, все тот же серый город, все те же грустные люди. Но все же во всем этом было кое-что, о чем никто и не догадывался. Не хватало всего одной души. Одной души из миллиарда, что была окроплена кровью предательства...
***
Весна 1893 года. Городской перрон заполнен людьми, ожидавшими очередной поезд рейсом Лондон-Париж. Снующие вокруг ребята пытались всучить в руки прохожим какие-то брошюры, стараясь срубить парочку монет на жизнь. Бродячие пьянчужки, мешающие своим попрошайничеством движению торопящихся на работу. Девушек в открытых платьях, нагло цокающих на каблуках по мостовой, предлагающих свое тело очередному уставшему клерку.
И в этой нелепой суете, стоя в ожидании рейса, стоял мужчина. Опрятный, всем своим видом показывая, что он не был очередным секретарем в какой-то затхлой конторе. Нет. Он стоял с прямой осанкой, что говорила о статусе, но скрывал лицо под шляпой, привлекая к себе интерес окружающих. Мужчина стоял на месте неподвижно, сцепив руки за спиной. Со стороны можно было бы предположить, что он спал стоя, если бы не его резкое движение, - стоило только диспетчеру предупредить о прибытии поезда, как незнакомец встрепенулся и достал из нагрудного кармана карманные часы.
- Две минуты. Опаздывает.
Люди, стоявшие с ним рядом, неосознанно отошли на шаг в сторону.
Прошла пара минут и на перроне показался тот самый рейс, что был, как оказалось, задержан непогодой. Стоило ему остановиться на положенной траектории, как люди, что стояли в ожидании, оживились и, схватив свои пожитки, устремились ему навстречу. Но не этот мужчина. Он все так же стоял на месте. Только в этот раз его голова была приподнята – он ждал кого-то, кто должен выйти из одного вагона. И стоило ему заметить нужного ему человека, как незнакомец встрепенулся, убрал часы обратно в карман и сделал шаг навстречу.
***
Она сидела у окна и пристально вглядывалась в мелькающий пейзаж за окном. Прошло чуть больше года, как она жила за пределами родного дома. Поэтому она хотела запомнить эту дорогу в своих воспоминаниях. Ведь никто не знает, когда ее могли снова отправить в ссылку вновь.

Вспомнив о чем-то, она достала дневник в красном переплете из, лежащей на коленях, сумочки. Он был ее немым единственным другом в эти два года. Выслушивал ее истории, полные грусти и одиночества.
- Ну что ж, мой милый друг. Мы скоро будем дома... Скоро будем дома...
Девушка откинулась на спинку сиденья и вновь устремила свой взор в окно, слегка поглаживая кожаный переплет блокнота. Она отчетливо помнила, что было написано на всех его страницах. Особенно отчетливо – на самых первых, даже если она их не открывала. Если бы не письмо дворецкого, в котором говорилось о трагичной смерти ее матери – она бы не бросила закрытую школу для девушек. Она бы не решилась вернуться домой от туда, куда была сослана.
Девушка закрыла глаза в надежде, что не заплачет вновь, все сильнее сжимая красный материал дневника.
***
«Сегодня 19 ноября 1891 года. Четверг. День, когда я разочаровалась в близких мне людях. День, когда я потеряла многое на этом свете. В этот день я была изнасилована, ни кем иным, как Джузеппе, моим кровным братом...»
Тук-тук, тук-тук... Колеса стучали в унисон с ее растерзанным одиночеством сердцем. Успокаивая ее эмоционально, но не дающие пропасть неприятным воспоминаниям...
Мари. Так ее звали, когда она впервые за семнадцать лет встретилась со своим старшим сводным братом. В тот день он вернулся из-за границы, где проходил обучение в каком-то престижном университете. Он ослеплял красотой и величием. Идеальный принц из сказки, хоть и шатен с голубыми глазами. Высокий. Властный. Конечно, он присылал фотографии в письмах из-за границы, но в реальности он оказался совсем иным.
***
Дневник выскользнул из рук и упал на пол. Открыв глаза, девушка потянулась за ним и заметила свой почерк. Знакомые слова. Эмоции, с которыми она выводила на письме каждое слово – горечью отдавались в ее груди. Но она все же не удержалась и, подняв блокнот, вчитывалась в каждую строчку.
***
«Я его боготворила с самого первого дня. Ревновала его странные взгляды, которыми он удосуживал прислугу, от чего они как-то странно хихикали в ответ.

Я не раз замечала его стычки с матерью. Она твердила о том, что его поведение не подобает юному господину нашего положения. Она требовала, чтобы Джузеппе остепенился и принялся за ум – продолжение работы нашего покойного отца.
- Мне нравится моя жизнь, матушка! – кричал он в вестибюле.
- Остепенись! – послышался голос нашей матери. – Джузеппе, ты же понимаешь, к чему все может свестись?
Последовала минутная тишина.
- Остепенюсь лишь тогда, когда заполучу то, что полагается мне по праву собственности, - медленно, протягивая слова, ответил Джузеппе.
- Что ты имеешь в виду?
- Матушка, вы же прекрасно знаете. Или же забыли про скрытый обычай нашей семьи?
- Семьи... Но ведь они...
- Канули в лету. Верно. Я тоже это прекрасно помню, - брат уперся спиной о стену и пристально смотрел на мать. – Но вы же не отрицаете того, что он все же существует?
- Но это... кровосмешение! – побледнев, ответила она.
В ответ Джузеппе повел пальцем.
- Но-но, не совсем. Мы лишь сводные родственники. Но вы правы, матушка.
- А если я попрошу тебя забыть об этой затее?
- Только при условии, что вы оставите мой нынешний образ жизни в покое.
Ах, если бы я только догадалась на тот момент, что этот отрывок разговора был всего лишь затишьем перед настоящей бурей...
***
Прошло пару дней, как я не видела брата. В тот вечер он ушел из дому и так и не вернулся. Не сказать, что я по нему скучаю, но все же.
Джузеппе вернулся сегодня, чуть позже обеда. Вид его был немного... пугающим. Он пришел домой не один – с какой-то юной особой, что мне, естественно, не понравилось. Конечно, этого вслух я не произнесла. Увидев мое замешательство, брат, не задумываясь повернулся к гостье и произнес всего одно слово:
- Исчезни.
Незнакомка неодобрительно посмотрела сначала на меня, потом на Джузеппе.
- Как пожелаешь, - с этими словами она развернулась на каблуках и вышла через входную дверь.
Настала неловкая тишина. Часы нервно тикали где-то в гостиной так, что казалось – они громко стучат в унисон моему девичьему сердечку.
- Ты ждала меня? – начал было брат, нарушая тишину.
- Не особо, - ответила я, демонстративно рассматривая кончики волос в своей руке.
- А если честно?
Ты сегодня поздно, - был мой ответ.
- Действительно, - Джузеппе демонстративно поклонился передо мной. – Совсем позабыл о времени. Прости, прости, - в этот момент его взгляд упал на меня, но в нем ничего хорошего не читалось. – Я голоден. paprikolu.net Не составишь ли ты мне компанию? Свою пассию я, как-никак, только что выгнал.
- Если ты этого желаешь, брат.
- Тогда решено! – Джузеппе взял меня за руку и потянул с собой в гостевую комнату, где порой мы всей семьей садились за трапезный стол. – Я не стану тебя спрашивать, как прошел твой скучный день. Я просто уточню – зачем ты ждала меня?
- Брат, мне больно! – я старалась вырвать свою руку из его хватки. – Я ждала тебя, так как ты пропадал дольше, чем обычно. – Разве это теперь запрещено?
Семейные традиции (РАССКАЗ)

- Так ли это?
Я не узнавала его. Казалось, что моего брата кто-то подменил за время его отсутствия.
- Задать вопрос на вопрос – умно.
Внезапно Джузеппе потянул меня к себе, одной рукой держа мое запястье, другой – поддерживая за талию.
- Мари, помнишь ли ты тот мой разговор с матерью, который случайно тебе довелось услышать?
- Д-да... - мне пришлось невольно взглотнуть. – Только причем тут это?
- Так вот, Мари, бедная моя сестренка... - Джузеппе отпустил руку и легонько коснулся кожи на моей щеке. – Ты же прекрасно знаешь нашу матушку. И ты прекрасно знаешь о том, что она не оставила мне выбора – вмешиваясь в мою личную жизнь она подтолкнула меня к данному решению, - в словах брата звучали нотки грусти. – Но поверь, я не этого конца желал для тебя.
- Что т-ты... - не успела я закончить фразу, как Джузеппе с неистовством впился в мои губы своими. Мне ничего не оставалось, как отступать назад до тех пор, пока не уперлась в обеденный стол. Я пыталась его оттолкнуть руками в грудь. – Джузеппе! Перестань! Так нельзя!
- Можно, - брат поймал меня за руки, заламывая мне их же за спину. – Ты может, и не знаешь, может до тебя и не доносили, но в нашей семье издавна приветствовалось кровосмешение.
- Но почему? – мой голос переходил на крик.
- Ради сохранения статуса, - вот и был его ответ.
- Но причем тут я? Причем тут ты? – из моих глаз начали стекать слезы.
- Потому, что это ты, потому, что это я.
Далее, все происходило как во сне. Я брыкалась и кричала, звала на помощь, но никто не приходил. Брат толкнул меня на поверхность обеденного стола, крепко держал за запястья одной рукой, второй – поднимал подол моей юбки. Я чувствовала на своей коже прикосновения его холодных пальцев. По моей спине бежал озноб. Слышала треск рвущейся ткани...
- Мари, Мари, Мари... - изредка шептал Джузеппе.
Я старалась смотреть в потолок, не обращая на него внимания, только слезы застилали мой взор. Лишь в голове мелькали вопросы: «Почему? За что? Почему все вышло именно так?»
- Джузеппе! Прекрати! – вдруг послушался женский голос гостевой.
- Матушка! – закричала я.
- Мари!
- Матушка, помните, я вас предупреждал? – спокойно начал мой брат. – А я ведь вас и предупреждал, что все вот так выйдет.
- Ты не посмеешь... - в голосе матери послышалась тревога.
- Вы так считаете?
Но в ответ была тишина. Тишина и мои с матерью всхлипывания.
- Что ж, ответ, как обычно, красноречив, с этими словами брат наклонился ко мне и прошептал. – Мари, детка, теперь тебе придется малость потерпеть. Ибо, как ты видишь, мать тебя спасти не сможет, - с этими словами Джузеппе резко раздвинул мне ноги, и что-то твердое вошло в меня, заставляя вскричать от боли.
- Мари!..
Я выгнулась навстречу, все мое тело пылало. Я кричала. Кричала от боли. Впивалась ногтями в плечи брата с такой силой, что через белоснежную рубашку начали выделяться капли крови. Матушка не смогла смотреть на происходящее и, держась за стену, рыдая, вышла из гостиной.
Я осталась одна. Одна в этом неприятном положении. Не вырваться. Не убежать...
Я почувствовала, как брат сначала медленно, затем ускоряя темп, двигался во мне, все больше и больше причиняя мне боль. Неужели? Неужели в этом была какая-то выгода? Разве была я в чем-то виновата..?
Пару мгновений и я чувствовала, как по моим ногам стекало что-то теплое.
- Мари. Ты же понимаешь, что теперь ты – опорочена? – в голосе брата прозвучал сарказм. – А это значит, что ты моя! – и в этот момент я стала терять сознание.
- Не быть тому! – в этот момент в гостиной появилась мать за спиной Джузеппе. Следом – был толчок, крик брата и я провалилась в забытие.

***
Открыв глаза, я поняла, что лежу на полу. Чуть приподнявшись, я заметила Джузеппе. Он лежал у моих ног в луже крови, а рядом сидела матушка, медленно и незамысловато вытирая нож о передник.
- М-мама? – начала я, пытаясь к ней переползти.
- Стой на месте. – Ее голос был холоден, непривычно холоден. – О том, что сегодня произошло – никому не слова. Никому, – чуть погодя она добавила. - Сегодня ночью ты уезжаешь в Париж, в закрытую школу для девушек. И до того момента, пока тебя не призову – не смей приезжать, - с этими словами она встала на ноги и, пошатываясь, вышла из комнаты, оставив меня в полном одиночестве...
Меня бил озноб. Я ничего не понимала. Что произошло? Брат в крови. Из его груди сочилась кровь.
- М-мама… - только и могла вымолвить я, вытирая лицо, грязными от крови, руками.
Через пару часов я стояла в своей комнате и смотрела вниз особняка, как к главным воротам прибыл экипаж, что должен был увезти меня в долгое путешествие. Я не могла сказать, что хотела сбежать из этого дома, но слово «Ненавижу» все отчетливей стучало у меня в висках. Я хотела вернуться на пару дней назад, хотела все исправить. Но с другой стороны – все казалось каким-то нереальным сном…
- Мари, ты готова? – внезапный отклик матери заставил меня подпрыгнуть на месте. Я старалась не оборачиваться.
- Да, матушка, - мне с трудом удалось сказать хоть что-то.
- Все необходимое собрала?
- Да, матушка.
- Ты же выполнишь то, о чем я тебе говорила?
- Да, матушка…
Прошло несколько минут, что мы провели в полном молчании, после чего женщина, что звалась моей матерью, самым дорогим для меня в этом мире человеком, подошла ко мне со спины и обняла за плечи.
- Мари, доченька моя… - ее голос был надломлен, словно она только что потеряла какую-то часть себя. – Когда ты вернешься – меня здесь уже не будет. Но знай – ты не останешься одна Никогда ты не будешь одинока. – Матушка сильнее прижала меня к себе, всхлипывая. - Я всегда тебя любила… Всегда…
- Мама…?
И спустя час экипаж увез меня в неизвестном направлении, заставляя меня до последнего смотреть в окно особняка на втором этаже, окно моей комнаты, где стоял образ моей матери-убийцы…»
***
Стук колес прекратился как раз в тот момент, когда девушка дочитала последнюю страницу.
- Уже приехали?
Взяв свои вещи, она спустилась со ступенек поезда и огляделась по сторонам.
- Госпожа Ассель? – обратился к ней незнакомец в шляпе, приложив руку к груди и поклонившись.
- Это я.
- Я много хорошего слышал о вас. Я – ваш нареченный. Жаль, что ваша матушка не дожила до этого дня. Не увидела вашего возвращения.
- Ничего страшного. Я надеюсь, что она все же была рада моему возвращению домой... - девушка крепко держала свой саквояж и улыбалась мужчине в ответ.
***
Был 1893 год. Весна. То время, когда природа только-только начинает оживать и покрывать деревья листвой, а землю – травой. Со стороны не было ничего необычного. Все тот же скучный мир, все тот же серый город, все те же грустные люди. Где-то в одном из вагонов лежал дневник, в красно кожаном переплете, на последней странице которого аккуратным женским почерком были выведены слова:
«Джузеппе. Дорогой мой брат. Я знала о нашей участи, о нашем обычае с самого начала. Тебе просто нужно было набраться терпения и дождаться того момента, когда я смогла бы тебе ответить взаимностью. А там – наша жизнь была бы куда счастливее...»

Добавить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
  • Или водите через социальные сети

Последние комментарии

Гость
что за пиздец
Гость
охеренная смуглянка
Norm
Админы ебанаты, если пишут такое описание к обычному порно
Гость
а нормально нельзя?
гость1
Ёбанная шлюха

Дневник Порномана

– это эротико-новостной журнал с интимными историями, фото, видео и комиксами, предлагающий вам: горячую эротику; лучшую порнуху; откровенные приколы, известные всему рунету; голых знаменитостей, которые реально раздеты.
– это уникальный проект для максимально широкого круга любителей клубнички. Материалы на страницах нашего журнала абсолютно бесплатны — никаких смсок платных эротических порталов и сайтов для взрослых, без всплывающих окон и левых ссылок.
– предлагает кучу откровений на фотографиях, скандальных видеороликов со знаменитостями, видеоклипы без цензуры, интимное селфи, подсмотренное, порнорассказы, девушки, порнозвезды...